Книга Александра Гениса с провокационным названием «Камасутра книжника. Уроки чтения»

Книга Александра Гениса с провокационным названием «Камасутра книжника. Уроки чтения»
/home/bitrix/www/bitrix/templates/.default/components/bitrix/news/atheneum_ngonb/bitrix/iblock.vote/ajax/template.php:26: double(0)

Александр Александрович Генис - русский и американский писатель, радиоведущий и, в целом, свободный художник, написал недавно книгу с провокационным названием «Камасутра книжника. Уроки чтения».

Вот как представляет Гениса Борис Гребенщиков: « Когда нужно отыскать пропавший бриллиант, обращаются к Шерлоку Холмсу; если нужно вернуть пропавшие алмазные подвески, звонят Д’Артаньян; но если возникают вопросы о литературе, нет знатока лучше, чем Александр Генис».

Поговорим немного про провокационное название. Напомним, что изначально «камасутра» - это книга о вопросах брака, где много всего интересного сказано. Александр Генис в своей книге говорит о любви, а именно – о любви к чтению. Кроме того, «Камасутра книжника» - это интеллектуальная биография автора, биография советского интеллектуала, для которого книжная культура – это оппозиция системе.

Цитата: «Всему хорошему в СССР меня научили братья Стругацкие. Я их читал, сколько себя помню, не переставая любить, но за разное. Ребенком они мне нравились, потому что обещали светлое будущее. Когда я вырос, мы вместе с авторами перестали в него верить. Сейчас я их люблю за то, что светлое будущее все-таки было, только теперь оно называется светлым прошлым, и я в него верю вместе с замшелыми пенсионерами, которые еще пускают на Октябрьскую демонстрацию, но уже с трудом». «Понедельник начинается в субботу» Стругацких - это советский «Гарри Поттер», считает Генес. В книги братья учинили не только рационализацию, но и бюрократизацию магии, сделав ее родной, доступной и достойной зависти. Все читатели Стругацких хотели бы работать в НИИЧАВО, как все поклонники Гарри Поттера хотели бы учиться в Хогвартсе. Собственно это Стругацкие (а не Брежнев) создали советского человека, в том виде, в каком он пережил смену стран и эпох. Стругацкие вернули смысл марксисткой утопии. Правда, как мы знаем временно.

«Камасутра книжника» начинается с проблемы, которая близка всем прошедшим советскую и постсоветскую школу (кажется и сейчас многое черты ее сохранилось). Литература в советской школе, несомненно, была в почете наряду с математикой. Каждое художественное произведение считалось задачей, решение которой содержится в разделе «ответы» и называлось идеей. Генис: «Сведенная к идеям литература пуста и бесплодна, как горная цепь. Чтобы оживить ее, популярные учителя меняли средневековую схоластику и античную риторику, подменяя литературу «человековедением». Классика поставляла учебные модели поведения, которые надо было оценить и освоить. Восьмиклассницы решали, следовало ли Татьяне уступить домогательствам Онегина. Восьмиклассники - почему Печорин не хотел служить отечеству. Другие учителя заменяли литературу историей литературы. На этом поприще школа достигла успеха: она создала канон, НО…представьте, что вместо таблицы умножения нас заставляют учить историю таблицы умножения. Вместо игры на пианино-эволюцию инструмента. Получается, что такого предмета, как «литература» нет и быть не может. Ведь школа должна учить не тому что читать, а тому - как» - считает автор.

Как? Советы от Гениса: «Чтобы сохранить чтение, надо вернуться к арифметике чтения. Чтобы стать хорошим читателем, надо быть писателем или, хотя бы – побыть с ним. В тот счастливый момент, когда ты, научившись сливаться с текстом, догадаешься, что будет в следующем абзаце, сдан первый экзамен. Чтение, есть частное, портативное, общедоступное, каждодневное счастьем - для всех и даром. Будь я школой, первым предметом в ней был бы читательский гедонизм».

Одна из читательских практик автора - чтение с карандашом. Карандаш позволяет вмешаться в текст и стать его соавтором. «Я подчеркиваю то, что восхищает, и то, что раздражает, и то, что понятно до боли, и то, что непонятно до злости. На полях спорю с автором, фиксирую свободные ассоциации, записываю посторонние мысли, которые приходят от излишней сосредоточенности».

Эпилогом может стать цитата из Булгакова, опять же со страниц книги Гениса:

«Впереди твой вечерний дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься, и кто тебя не встревожит. Они придут тебе играть, они придут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горит свеча…».

Этот дом - том на книжной полке.

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2020-12-04 17:02
Дата изменения: 2020-12-04 17:05