Пушкинский день

Пушкинский день
/home/bitrix/www/bitrix/templates/.default/components/bitrix/news/atheneum_ngonb/bitrix/iblock.vote/ajax/template.php:26: double(0)

Ежегодно 6 июня отмечается Пушкинский день в России. Именно в этот день (по новому стилю) в 1799 году родился Александр Сергеевич Пушкин. 

Александра Пушкина часто называют основоположником современного русского литературного языка. Сколь ни трудны его произведения для перевода, поэт имеет своих почитателей почти во всех уголках планеты. С его сказками мы начинаем знакомиться, еще не научившись читать.

Мы практически наизусть знаем многие его произведения и даже в повседневной жизни часто цитируем его. Мы встречаем времена года строками: «Мороз и солнце! День чудесный!» или «Унылая пора, очей очарованье…, или «Ах, лето красное, любил бы я тебя, когда б не зной, да комары и мухи».

В этом обзоре расскажем о книгах, посвященных семье и главному роману Александра Сергеевича.

литвин.jpgЕлена Литвинская «Наталья Гончарова. Муза А. С. Пушкина», 2017

Наталья Николаевна Гончарова — первая московская красавица XIX века, муза и жена великого русского поэта А.С. Пушкина. Женщина удивительной красоты и прекрасного характера, любящая мать и супруга. Об этой паре очень много написано, и совсем непросто понять, что из этого правда, а что нет.

Наталья Гончарова – одна из самых красивых и загадочных русских женщин. После нее не осталось дневников. В жизни она была неразговорчивой, закрытой и весьма сдержанной в проявлении своих чувств. Но удалось ли кому-нибудь заглянуть в ее душу, оценить ее по достоинству? «Позволить читать свои чувства мне кажется профанацией, – говорила она. – Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца». «Гляделась ли ты в зеркало и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете – а душу твою люблю я еще более твоего лица», – писал Пушкин жене. Это признание поэта дорогого стоит. Значит, была душа, и душа не «кружевная», а наделенная самыми прекрасными качествами.

Цитата из книги:

«Через четыре месяца после первой встречи с Натали, 30 апреля 1829 года, Пушкин через графа Федора Ивановича Толстого-Американца сделал предложение, но ответ получил неопределенный – ему не отказывали, но и не принимали предложение, ссылаясь на молодость Натали. Все же поэту позволяли надеяться…

«На коленях, проливая слезы благодарности, должен был бы я писать Вам теперь, после того как граф Толстой передал мне Ваш ответ: этот ответ – не отказ, Вы позволяете мне надеяться. Не обвиняйте меня в неблагодарности, если я все еще ропщу, если к чувству счастья примешиваются еще печаль и горечь; мне понятна осторожность и нежная заботливость матери! Но извините нетерпение сердца больного и опьяненного счастьем. Я сейчас уезжаю и в глубине своей души увожу образ небесного существа, обязанного Вам жизнью», – писал Пушкин Наталье Ивановне 1 мая 1829 года.

Отправив письмо, в ночь с 1 на 2 мая, не дождавшись ответа от матери Натали, Александр Сергеевич поспешно уехал на Кавказ. В более позднем письме он объяснял Наталье Ивановне свои чувства: «Я сделал предложение, Ваш ответ при всей его неопределенности на мгновение свел меня с ума; в ту же ночь я уехал в армию; Вы спросите – зачем? Клянусь Вам, не знаю, но какая-то неопределенная тоска гнала меня из Москвы; я бы не мог там вынести ни вашего, ни ее присутствия. Я вам писал; надеялся, ждал ответа – он не приходил. Заблуждения моей ранней молодости представились моему воображению; они были слишком тяжки и сами по себе, а клевета их еще усилила; молва о них, к несчастию, широко распространилась. Вы могли ей поверить; я не смел жаловаться на это, но приходил в отчаяние».

набоков.jpegВладимир Набоков «Комментарии к роману «Евгений Онегин» А. С. Пушкина», 1999

«Мою славу обеспечат «Лолита» и «Евгений Онегин», — предсказывал Набоков в 1966-м году.

Что касается «Лолиты», то здесь все понятно: этим романом Набоков сделал себе прописку в мировой классике. Но почему «Онегин»? Почему перевод и сугубо научный комментарий в четырех томах казался ему векселем на крупную сумму грядущей славы?

Владимир Набоков перевел «Евгения Онегина» на английский язык и написал два тома комментариев, рассмотрев историко-литературные, бытовые, стилистические и иные особенности романа в контексте русской и мировой литературы. Комментарии Набокова, написанные в 1950-е годы и опубликованные впервые в 1964 г., носят многоплановый характер, им сопутствуют пространные экскурсы в историю литературы и культуры, стихосложения, сравнительно-литературоведческий анализ. При этом раскрываются не только новые стороны романа Пушкина, но и эстетика самого Набокова-поэта.

«Перевод занимает у Набокова лишь часть одного из четырех томов его «Евгения Онегина». Остальные 1200 страниц его примечаний образуют самый подробный из когда-либо составленных комментариев к «Евгению Онегину». Комментарии к «Евгению Онегину» Набокова, труд уникальный в его карьере, практически не имеет параллелей в истории литературы. В двадцатом веке сотни писателей работали в университетах, но никто не достиг литературного уровня Набокова, не говоря о том, чтобы создать столь же монументальный научный труд.

Цитата из книги:

«Сочинение Пушкина — это прежде всего явление стиля, и с высоты именно этого цветущего края я окидываю взором описанные в нем просторы деревенской Аркадии, змеиную переливчатость заимствованных ручьев, мельчайшие рои снежинок, заключенные в шарообразном кристалле, и пестрые литературные пародии на разных уровнях, сливающиеся в тающем пространстве. Перед нами вовсе не «картина русской жизни», в лучшем случае, это картина, изображающая небольшую группу русских людей, живущих во втором десятилетии XIX в., имеющих черты сходства с более очевидными персонажами западноевропейских романов и помещенных в стилизованную Россию, которая тут же развалится, если убрать французские подпорки и если французские переписчики английских и немецких авторов перестанут подсказывать слова говорящим по-русски героям и героиням. Парадоксально, но, с точки зрения переводчика, единственным существенным русским элементом романа является именно эта речь, язык Пушкина, набегающий волнами и прорывающийся сквозь стихотворную мелодию, подобной которой еще не знала Россия. Лучшее, что мне оставалось, это описать в некоторых своих комментариях отдельные отрывки оригинального текста. Надеюсь, что мои читатели захотят выучить язык Пушкина и вновь перечесть «Евгения Онегина» уже без этого подстрочника. В искусстве, как и в науке, наслаждение кроется лишь в ощущении деталей, поэтому именно на деталях я попытался заострить внимание читателя. Хочу повторить, что если эти детали не будут как следует усвоены и закреплены в памяти, все «общие идеи» (которые так легко приобретаются и так выгодно перепродаются) неизбежно останутся всего лишь истертыми паспортами, позволяющими их владельцам беспрепятственно путешествовать из одной области невежества в другую».

Комментарии 0

Добавление нового комментария
Чтобы оставить свой комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Дата создания: 2020-06-05 18:27
Дата изменения: 2020-06-05 18:27